Новости

03/05/15

Интервью для ALLIGATOR LINE


Группа ХорошиХ – российские музыканты, играющие блюз-метал, причем с текстами на русском языке. Недавно увидел свет их дебютный альбом «Чопперы», название которого объясняет содержимое релиза лучше самих музыкантов. Однако мы решили не обходиться без живого слова и предоставили трибуну фронтмену и идейному вдохновителю команды Илье ХорошиХ. Он поведал нам об австралийском детстве, трудностях поиска единомышленников, о металле и о блюзе в нем.

ЕСЛИ Б МОГ, ТО РАНЬШЕ БЫ НАЧАЛ СЛУШАТЬ LYNYRD SKYNYRD!

Линия Аллигатора: Илья, привет! Рад знакомству, пусть и виртуальному! Начну вот с чего – ты родился в Австралии. Рок-н-ролльный край, все таки из-за AC/DC и Rose Tattoo Австралия имеет право так называться… Скажи, ты до переезда в Россию с кем больше общался, с австралийцами или с русской диаспорой (если таковая в Уоллане есть)?

Илья ХорошиХ: Привет, Илья! Я тоже рад! По первому вопросу – я ни с кем особо не общался, поскольку был очень замкнутым. В первую очередь меня интересовала музыка.

ЛА: Почему не остался в Австралии?

ИХ: Я путешествую, как в песне «Travelin’ Man» Lynyrd Skynyrd. Тогда пришло время двигаться.

ЛА: Как дались тебе первые месяцы пребывания в России? Обратно в Австралию сейчас не тянет?

ИХ: Было холодно. Но поскольку я человек северный, хоть и играю южную музыку, привык. В Австралию не тянет – если бы тянуло, был бы там)))

ЛА: С каких групп началось увлечение рок-музыкой и почему именно с них?

ИХ: С «Битлз». Мама поставила кассету, сказала – «ты можешь это не любить, но знать должен». Она даже не представляла, что я стану заядлым фанатом. По сей день считаю, что это самая гениальная группа на земле. Ну, потом уже Deep Purple, Black Sabbаth, Metallica, Nirvana. Тогда от Нирваны все головой бились об пол, был в Англии в то время – просто безумие творилось. Притаранил оттуда коллекцию синглов с иллюстрациями Курта, до сих пор радуюсь!

ЛА: Познакомиться с местной австралийской сценой успел? Имею в виду «местечковые» группы…

ИХ: Не особо. Больше увлекался AC/DC)))))))

ЛА: Когда ты уже в России, в Москве, начал собирать группу, то чем руководствовался, ища людей? Что будешь играть, точно знал? Может быть, к людям предъявлял специальные требования?

ИХ: Ища парней, я руководствовался одним – мое внутренне чутье должно было сказать, что этот человек – тот самый и музыка звучит с ним как надо, чтобы был драйв и дух блюза, рокнролла, энергия! По этой причине не все могут играть в нашей группе, даже будучи отличными музыкантами. Тут дело в магии музыки. Считаю, что с составом на «Чопперах» мне очень повезло – ритм-секция великолепная. 

ЛА: Прежде чем появилась «группа ХорошиХ», ты немало пота пролил в поисках единомышленников и первые записи сделал в одиночку. Расскажи поподробнее об этом. 

ИХ: Это был достаточно долгий процесс. Как и многие, я прошел путь игры в любительских и полупрофессиональных группах, при этом многие люди не разделяли мой фанатичный подход к музыке. Это надоело! И я решил сделать все сам. Я точно знал, что буду играть, до последней ноты. Изначально я всю музыку сам записал на домашней студии, потом нашел состав. Музыканты опирались на мои партии, но естественно, привнесли и свое.

ЛА: Провокационный вопрос – те люди, которые играют с тобой сейчас, ты их можешь назвать своими единомышленниками на все сто процентов? И главное – как вы познакомились?

ИХ: Я не знаю, что скажут про запись парни, но лично у меня ощущение, что в музыкальном плане мы поняли друг друга на 200%. С Сашей Захаровым и Леней Максимовым работать – огромный кайф, с удовольствием вспоминаю студийные сессии, когда ты переглядываешься в аппаратной, а из колонок звучит сырой и грубый рок! Это то, что я всегда хотел. С Сашей Захаровым меня познакомил общий друг, который узнал о том. Что я ищу состав. С Леней меня свел наш звукоинженер – Семен Недовенчанный.

ЛА: «Чопперы» - пока ваш единственный альбом?

ИХ: Да, это дебютный альбом. Есть еще пара записей, которые я сделал в одиночку потом, но там только гитара и вокал. Сейчас думаем уже над следующим.

ЛА: У вас на альбоме весьма «некислые» гости – Сергей Маврин («Маврин», ex- «Ария»), Вячеслав Молчанов (гр. «Кипелов», «Sixth Sense»), Леонид Фомин (гр. «Мастер», «Харизма»). Как удалось пригласить их? С кем ещё сотрудничали или планируете сотрудничать?

ИХ: Как ни странно, это был ряд случайностей, стечение обстоятельств, которые позволили пригласить этих замечательных гитаристов, и я очень рад тому, что все приняли приглашение! На мой взгляд, это лучшие гитаристы у нас в стране. И еще более классно то, что каждому нашелся материал, песня, которая подходит под его стиль. У нас выложен «Северный ветер» - такой Моторхед, «До рассвета» - мистическая песня с двойным дном. Ну и «На колесах» с Молчановым – там просто сумасшедшее соло, скоростная песня, когда альбом выйдет, можно будет послушать. А как получилось пригласить – это случайности, как я и говорил. Фомин зашел на студию, случайно услышал, как мы записываем «Чопперы», познакомились, и в итоге я пригласил его гостем на песню. Вячеслава Молчанова я случайно встретил на концерте… тогда и возникла мысль позвать его, и он откликнулся. Сергей Маврин – как Вы знаете, это легендарный наш гитарист, я вообще к нему с особым пиететом отношусь! В тот момент Леонид Максимов играл в составе группы «Маврин», и поэтому это облегчило переговоры, и в итоге он записал гитары в песне «До рассвета». Он замечательный человек и супер музыкант! В итоге… получилось, что на альбоме в гостах у нас гитаристы из «семейки Арии»)))) Так получилось!))))))

Кого позвать еще – не так давно я разговаривал с Доро Пеш. Я написал давно еще одну песню для дуэта - мужского и женского, предложил ей спеть вместе. Она не против, но вопросы с менеджментом надо уладить. Может получиться интересная композиция.

Из наших – слежу за творчеством Сергея Табачникова – мне нравится его музыка и подход. Мы не общались, но, возможно, тоже могло бы что-то интересно получиться.

ЛА: С какими группами дружите, играете вместе?

ИХ: Мне ближе всего музыканты группы «Маврин», как-то чаще всего именно с ними получается общаться! У Лени огромный круг музыкальных друзей, у Саши тоже. Кстати, мы пока не играли концерты, хочу дождаться релиза, потом пару концертов тут дадим (в Москве), и тур зарядим. Уже не терпится. Посмотрим, как люди будут принимать. 

ЛА: Сейчас задам напрашивающийся вопрос – почему решили петь на русском?

ИХ: Это была главная творческая задача и вызов – увязать блюз и русский язык так, чтобы слушалось круто, и не было известного неприятного послевкусия. У нас очень богатый язык, но я потратил много времени, чтобы он «зазвучал» в блюзе. Кстати, возможно, запишем англоязычные песни – тоже интересно.

ЛА: Первое – как бы ты охарактеризовал ваш стиль? И второе – есть ли ещё группы (в России, Европе, США), которые, ты бы смело назвал соратниками по направлению?

ИХ: Блюз-метал. Я – фанат Lynyrd Skynyrd и WASP, Motorhead... Это чисто рокенрольные группы. Поэтому я всегда хотел, чтобы звучал металл, но в нем был свободный блюз. Свободная музыка. Но современных соратников по нправлению… даже не знаю. Есть группа, от которой мне просто крышу сносит – это канадская Road Hammers! Они великолепны!

ЛА: У южного рока и всего, что с ним связано, есть перспективы в России, как думаешь? И в чем преимущества подобной музыки по сравнению с какими-либо другими тяжелыми стилями?

ИХ: Конечно, есть! Вообще эта музыка сейчас на подъеме в России, в андеграунде. Конечно, потом неизбежен спад, как и у всех течений – металкор, нюметал, гранж… Но в южном роке есть кое-что, чего больше нет нигде – это рокнролл! А он вечен, это золотая гармония! Поэтому это можно слушать и играть и в 20 лет и в 70 и кайфовать!

ЛА: На что ты в первую очередь обращаешь внимание при сочинении музыки? Что, по-твоему, обязательно должно быть учтено, чтобы песня удалась?

ИХ: В песне должен быть «хук», чтобы она цепляла. И правильный ритм. Это самое главное. Мы ритму уделяем колоссальное внимание.

ЛА: Так как вы все же «блюз-металлисты», то поговорим и об этом. Для начала – что такое блюз, ты сам как эту музыку понимаешь?

ИХ: Блюз – это даже не музыка. Это состояние, когда человек доведен до эмоционального предела, до определенной психологической черты. Тогда начинается блюз.

ЛА: В фильме «Мы из джаза» есть эпизод, когда «маэстро» прилюдно опускает главных героев и говорит, что играть джаз, дано не каждому. Мне вот кажется, что с блюзом нечто похожее. Особенно в России. Что ты думаешь по этому поводу?

ИХ: А здесь не зависит от места пребывания. Блюз можно плохо играть во Флориде и хорошо, скажем, в Белорусии. Дело в том, что для того чтобы играть блюз, нужно чувствовать кое-что… а это нельзя приобрести только лишь техническим владением инструментом. Скажем, взять Мадди Уотерса или Джона Ли Хукера. Дело не в технике, а в самом отношении, чувстве. Это не пустые слова. Когда почувствуешь то, что играешь, техника придет сама. Или не придет, но это будет не важно.

ЛА: Все же в России есть блюзмены, которые ни в чем не уступят зарубежным коллегам? Или нет? Если есть, то, что это за исполнители?

ИХ: Мне нравится, как играет Евгений Немов на сигар-бокс гитарах, которые сам и делает. Лучше блюзмена в России я пока не видел.

ЛА: У каких металлических команд, по твоему мнению, наиболее ярко прослеживаются блюзовые корни? На мой взгляд, это Motorhead и Judas Priest. Кто ещё по твоему мнению?

ИХ: Моторы – однозначно, Джудас Прист – тоже, но там имеется весьма сильное тяготение к европейским гармониям и европейскому металлу. Я бы назвал еще Guns’n’Roses, безусловно Black Label Society – вот где блюз! 

ЛА: Если блюз есть состояние души… Я слышал такое нелестное определение Джона Бонамассы – «математик». Грубо говоря, тренькает там себе чего-то в стиле «зацените, как круто играю и вообще». Согласен ли ты с тем, что блюз могут играть только те, кому есть что рассказать и кто через многое в жизни прошел?

ИХ: Вообще, чтобы что-то творить, нужно понимать, что ты хочешь сказать в итоге. Или же понимать, что ты сам ничего сказать не хочешь, но являешься просто проводником энергии – такое тоже часто бывает. Можно и этого не понимать, это не главное. Просто обычно происходит так, что так называемый жизненный опыт – это и есть те экстремальные ситуации в том или ином виде, через которые прошел человек, и он облекает их в истории. По сути, музыка в этом смысле похожа на рассказ человека, скажем, попутчика в поезде. Попутчика, который увлек тебя за собой в свою историю. Если есть энергия – будет блюз!

ЛА: Белый человек и блюз – совместимы?

ИХ: Конечно. Стиви Рей Вон, например. Ну, я и сам блюзмен, поэтому, как видите, да.

ЛА: В когорте твоих любимых групп числятся WASP. Ты мог бы про себя сказать, что идешь по пути Блэки Лоулесса, являясь «мотором» вашего коллектива? Насколько это хорошо или плохо?

ИХ: Да, я просто обожаю WASP. И то, что делает Лоулесс, его позиция и энергия – очень близки мне, это – «мое». Я скажу так – чтобы делать то, что ты хочешь делать, и еще, чтобы у тебя получилось что-то стоящее – надо быть готовым заплатить цену. Все музыканты отлично понимают это. Но делают, потому что иначе не могут. Я думаю, что во многом позиция Блэки близка мне и в отношении группы. Всегда есть тот, которому больше всех надо. Когда ты понимаешь, что проиграл, но делаешь что-то вопреки всему, это и есть выигрыш. И блюз. И Блэки поет об этом. Послушай Resless Gypsy, Crazy, High on the flames, все ясно будет.

ЛА: Что слушаешь сегодня, кто вдохновляет из ветеранов, кто из молодой гвардии?

ИХ: Что я могу сказать точно, это то, что я могу круглосуточно слушать Lynyrd Skynyrd, в этой группе есть все – драйв, смысл, история, энергия. Это гениальная группа. Это в блюзе. В металле – WASP на первом месте, я уже сказал выше почему. Из молодых или относительно молодых… ну обычно это фрагментарно… альбом послушал, скажем, Chrome Division, кайфанул, или Texas Hippie Coalition, то же самое. Но постоянно это слушать не могу, глубины не хватает.

ЛА: Ты сам «практикующий» байкер или просто нравятся мотоциклы и соответствующая эстетика?

ИХ: У меня есть категория, откатал несколько сезонов на Дрэг Старе, потом продал его с целью купить новый, но новый пока не купил. Когда буду покупать, скорее всего, на Yamaha Warrior буду ориентироваться – боевой мотоцикл. Эстетика байкеров, ковбоев, Конфедерации мне очень близка. Я считаю, что байкеры – это современные ковбои. Ночная дорога, ветер, что может быть лучше, с этим ничто не сравнится, разве что океан. Это прекрасно!

ЛА: Что тебя напрягало и напрягает в российской рок-сцене?

ИХ: Меня в целом ничего не напрягает, поскольку я слушаю только то что хочу слушать сам, никто же не навязывает. Единственное, что бы хотелось – не надо забывать, что музыка – это шаманство, она призвана объединять людей в единый энергетический поток. Если мы будем отталкиваться именно от этого, то все будет просто отлично.

ЛА: Если бы тебе представилась возможность начать жизнь заново, ты бы что-то изменил по отношению к музыке? 

ИХ: Я считаю, что всему свое время. Каждый на своем месте. По отношению к музыке вряд ли что-то поменял бы, единственное, раньше бы начал слушать Lynyrd Skynyrd!

 

Текст опубликован на ALLIGATOR LINE http://vk.com/allgtr?w=wall-44082006_7154

и в нашей группе ВКонтакте http://vk.com/horband?w=wall-79140518_81

Вернуться